top of page

Русская бионика


Русская бионика
Об архитектурных поисках в исповедальном жанре
1 сентября 2023 от Сергей Гончаров
Фото: предоставлено автором
Мой род непосредственным образом связан с церковной деятельностью. Прадед мой, Гончаров Григорий Андреевич, окончив семинарию в г. Каховке, был направлен на дальнейшее обучение в Московскую Духовную Академию в Троице-Сергиевой Лавре, которую успешно окончил в 1917 г.
В этом же году, в числе лучших выпускников Академии, был направлен на миссионерскую деятельность в Соединенные Штаты Америки. В городе Сан-Франциско, приняв монашество, на протяжении 11 лет служил в храме, был возведён в сан архимандрита. Одной из сфер его миссионерской деятельности было книгоиздательство.
Прадед по бабушке – Максим Иванович Бирюков участвовал в русско-японской войне, он был полным Георгиевским Кавалером, награждённым четырьмя Георгиевскими крестами, и дослужился до звания есаула войска Запорожского еще до революции. Он имел усадьбу и обширные земли, часть из которых пожертвовал Свято-Григорьевскому Бизюкову монастырю, стал ктитором (меценатом) этого монастыря. На его деньги был построен один из храмов монастыря, а также паромная переправа через реку Днепр.
Окончив институт, проектировал больницы, торговые комплексы и даже заводы, ища свой стиль. Но это был всего лишь путь к прозрению, к обретению своего настоящего пути.
Одним из таких прозрений был день, когда после приезда из монашеского скита в городе Адлере, перебирая дома какие-то вещи, я случайно обнаружил нечто давно забытое. Этим «нечто» оказались детские рисунки храмов. Я вспомнил, что моим любимым занятием в школьные годы было рисование церквей, а также их макетирование из пластилина и фанеры. Один из таких макетов стал моей визитной карточкой при поступлении на подготовительные курсы в Московский архитектурный институт. Это событие заставило пересмотреть моё отношение к объектам проектирования. Тогда я осознал, что, когда мне исполнилось 33 года, посещение святых мест в Палестине и Израиле вовсе не было случайностью. До сих пор невозможно понять разумом, как меня, грешного, пригласили в такое паломничество на теплоходе, да еще и трижды на протяжении одного года, и притом бесплатно.
Находясь в храме под покровом неведомой мне ранее благодати, я вдруг осознал, что именно этот 1992 год стал для меня судьбоносным и определяющим. Именно в этом году я начал проектировать свой первый православный храм. Именно в этом году получил своё первое благословение от Святейшего Патриарха Алексия. Именно в этом году состоялась первая, а вскоре вторая и третья паломнические поездки по Святой Земле. Мне было 33 года.
Ещё в 1992 году, проектируя свой первый храм по благословению святейшего Патриарха Алексия, во славу Божию, мне удалось соприкоснуться с некой для меня новой реальностью. Тогда мой разум впервые осознал, что порождает образ храма не он, а нечто гораздо выше его, находящееся вне тела.
Тогда я воспринял иную, чистую и светлую радость своего малого сопричастия к чему-то великому, неземному. Разум почувствовал себя учеником сил небесных, наполнявших его благодатью и знаниями в области православного зодчества.
Не чувствуя усталости, работая даже ночами, мне однажды посчастливилось услышать пение ангельского хора, наполнявшее меня своей неземной радостью.
При третьем посещении Афона мне посчастливилось подняться на Святую Гору с двумя священниками Валаамской обители, где они отслужили литургию. Возвращаясь со Святой Горы, нам встретился греческий монах и сообщил, что нас приглашает к себе в скит старец Иоаким. Мы тогда не знали, что это знаменитый прозорливый старец, и это был его последний год земной жизни.
Монах предложил нам войти во двор и усадил нас за стол под виноградником. Нам предложили лёгкую трапезу, которая после продолжительного пути показалась манной небесной. Монах сообщил нам, что старец Иоаким, хотя и болен, пожелал встретиться с нами.


Да, немного я встречал людей, которых можно было бы отождествить с обычным человеком, но когда вышел к нам отец Иоаким, то разум не в состоянии был осуществить свой обычный аналитический процесс.
Посмотрев в его глаза, наполненные вечностью, я погрузился и растворился в бесконечном океане любви и благодати. Лишь вопрос старца, переведённый отцом Александром, вернул меня на землю. Узнав моё имя, отец Иоаким сказал: «Сергий, тебя ждут в Сергиевом Посаде, тебе предстоит большая работа».
Так мне довелось по предсказанию прозорливого старца познакомиться с моим основным заказчиком, в те времена, благочинным Сергиево-Посадского района отцом Иоанном для которого я проектировал храм, который был вскоре построен.
Я был последовательно назначен главным архитектором главами разных епархий: Саранской и Мордовской; Владикавказской и Аланской; Криворожской и Никопольской; а также Махачкалинской и Грозненской.
В 2012 году мы зарегистрировали свою фирму ООО «Центр православного зодчества» и начали полноценную деятельность.
Дарья Владимировна является гендиректором фирмы, а я её президентом. Также мы являемся членами экспертно-консультативного совета ЕОРЕСТ Одинцовской и Красногорской, а также Сергиево-Посадской епархии РПЦ и членами Совета по храмовой архитектуре при Союзе архитекторов России.
Будучи членом жюри конкурсов по современной храмовой архитектуре, я заметил тенденцию среди зодчих России к поиску нового стиля в области футуризма, в большинстве своём весьма примитивного.
В новой России храмовое строительство получило свое новое рождение, но с утерей преемственности, утратой прошлого опыта и новыми условиями оно потеряло свое былое великолепие. В лучшем случае началось упрощённое копирование культовых объектов, а в большинстве своём из-за незнания церковных канонов и рационализма заказчиков, опустилось до примитивных построек с крестами на крыше.
Эти факторы оказались краеугольным камнем падения в этой области архитектуры. Типовое проектирование окончательно добило интерес серьёзных заказчиков к бездушным, однотипным железобетонным культовым сооружениям.
Архитекторы, не имеющие опыта в проектировании храмов, поняли, что время пришло, и это время их дерзаний. Искушение стать автором проекта церкви или часовни очень велико для архитектора.
Понимая всю опасность такой тенденции, я принял решение попробовать себя в новом направлении, которое еще не было сформировано в православном храмоздательстве.
В настоящее время мною создан ряд эскизов в этом стиле, который мы назвали «Русская бионика». Бионика – это стиль, который берёт свое начало из всего лучшего от природы (рельефы, контуры, формы).
В 1997 году мне посчастливилось рядом с владыкой быть паломником на Святом Афоне в Греции. Тогда, я впервые заинтересовался архитектурой горных монастырей, пещерных келий и руин на фоне природы. Посещение таких объектов и сооружений вызывало во мне чувство гармонии, благодати и единения с природой.
Господь дал мне эту возможность учиться не только у природы, но и у творений рук человеческих, гармонично вписанных в неё. Мне довелось посетить пещерные монастыри Бахчисарая и Инкермана, горные обители Сайдная и Маалюли в Сирии, скальные монастыри «Метеоры» в Греции, города в Иордании (Петра), храмы Эфиопии, Святой Земли и прочие совместные творения рук человеческих и природы.
В настоящее время мне довелось посетить более ста стран мира, учась у природы, которую я бесконечно люблю.
Решая образ храма Вознесения Господня, мы продолжили живую традицию русской храмовой архитектуры, с её канонами и характерными чертами, при этом давая импульс её дальнейшему эволюционному развитию, придавая элементам храма черты современного стиля «Бионики».
Бионика в архитектуре – это поиск формы по законам образования живых тканей, это имитация природных форм при помощи архитектуры. А так как природные формы – это формы сотворённые Господом, то и попытки приблизится к ним в архитектуре отражают стремление человека к Богу.


Проектировать храмы желают многие архитекторы, но даже прекрасное образование не сможет сделать из архитектора хорошего зодчего, если он не воцерковлён, если им руководит гордыня, а не Божий промысел, если он ищет деньги земные, а не небесные. Такие архитекторы, мечтая оставить свой след в архитектуре, слишком много наследили, я бы сказал, затоптали землю «своим я», воплощённым в камне.
Я прекрасно осознаю, что проекты храмов созданы вовсе не мной, а силами Высшими, по Воле Господа. Я лишь инструмент, который старается держать себя в чистоте и порядке, чтобы Господь вновь мог направить его Своим промыслом.
Я также понимаю, что проект храма даже на стадии воплощения есть некая духовная ось, вокруг которой собираются стремящиеся спасти свои души люди.
Своими трудами и молитвами, материализуя будущий храм в камне, они перерождают и себя, свою низшую физическую природу, в высшую духовную. Свои страсти подчиняют воле, свой разум подчиняют духу, а дух – это и есть то наше настоящее, связующее с Господом, т.к. оно с Ним едино.
Эта духовная ось, мыслеформа первообраза, есть некая мачта корабля, за которую держатся все стремящиеся спастись в бушующем океане греха и соблазна, страсти и горя. Некоторые, не желающие держаться за эту мачту, падают с палубы корабля в океан и поглощаются им.

   И вот в нынешнем 2023 году (начиная с 2022 года) строится первый православный храм в этом новом стиле, храм, который получил все согласования и разрешения. Это - главная награда нашего коллектива Центра православного зодчества. Авторы этого проекта храма и нового стиля: Гончаров С.Г., Родионова Д.В., Абрамов В.А., соавтор протоиерей о. Андрей Юревич.

Что тело, инструмент познанья?
Души уставшей тяжкий плод?
Ты порождение желанья,
Ты «падших» Ангелов оплот.
Твой краток иллюзорный век,
Судьбой отмерена дорога,
О, где ты? Где ты человек,
Небесное подобье Бога?
Увы, наш Князь теперь иной
Он плотью тела облачённый.
Он форма правящая мной.
Порочный гений, ум тлетворный.
Но в пелене земных одежд,
Упавших в бренное рожденье
Лишь только искры Божьей Свет
Бессмертен в сфере притяженья.
И он зовет, и он влечёт,
Торопит душу к Духу мира,
Но тело бренное гнетёт,
Короновав в себе кумира.
В пустыне сотворенных форм
Наш Дух во мраке заточенья
Подавлен новым миражом,
Рождённым жаждой искушенья.
Как труден бесконечный путь
Сквозь горе, беды и страданья.
Лишь тот постигнет жизни суть,
Кто шёл дорогою познанья.
Кто зло изгнал в своих устах
И не подвластен злому слову,
Кто слёзы высушил в очах
И не завидует другому.
Кто слышит сердцем тишину,
А не ушами шум эфира,
Кто руки посвятил труду
И созидал на благо мира.
Но в жертву низший разум свой
Оставим мы у врат эона,
Нас встретят в сфере неземной
Семь духов у подножья трона.
Все преходящее пройдёт,
Как призрак разума растает,
Спасенный крылья обретёт,
И к Ангелам душа воспрянет.
Вновь вознесётся в Небеса
В свой дом, утерянный когда-то,
Благою волею Творца
Сольётся с Тем, что вечно свято.
Грядущей силы торжество
Неотвратимо, неизбежно,
Пусть в жизни будет нелегко,
Но море жизни не безбрежно.
Для Духа расстояний нет,
И мы в смиренье ожидаем,
Когда исполнится завет
Всевышнего, и вопрошаем:
«Да, придет царствие твое
Для всех подавленных неволей,
Да, будет Воля на земле
И в Небесах твоею Волей».
А нищий духом человек,
Не упади во искушенье,
От игр Лукавого вовек
Избавь нас, жаждущих спасенья.
Прости нас, Господи, за все
Грехи содеянные нами,
Тех, кто, блуждая в слепоте,
Идёт окольными путями.
А плоть, в себе не возведи
Кумира, Господи помилуй!
В гармонии с душой иди
За духом облаченным Силой.
Мы обращаемся к Творцу:
Позволь блуждающему Духу,
Заблудшему, прийти к Отцу,
Прими протянутую руку!
Гончаров Сергей Григорьевич,

архитектор Московской Патриархии,

президент ООО «Центр православного

зодчества»
Фото предоставлены автором

bottom of page